l•l| world of love and roses l•l|

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

l•l| world of love and roses l•l| > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — понедельник, 21 января 2019 г.
Jack Drake| <<Smiling Jack>> Koheyri Himitsu 21:17:10

I look inside myself and see my heart is black

Итак, прелестная леди, могу я даровать вам вечную жизнь? Да? Я рад.
Возьмите меня за руку, моя дорогая. Вы уже боитесь?
Вам следовало бы.
©(V:tM)



Подробнее…
­­


Ты не помнила: был ли тогда писк электронного замка, или твой собственный. Ты помнила руку, что крепко и уверенно закрыла тебе рот, помнила панический, громкий стук сердца - единственный, который смогла услышать - возможно, он был последним.

И наслаждение. Медовую сладость, что разлилась по телу, что вытеснила все мысли. Это был рай, ты подумала. Ты умерла, и тебя ждет целая вечность космического экстаза. Вечность без забот, без переживаний и лицемерных людей. Ты была готова! Ты хотела получить ее!

Когда рай загорелся огнем - жестоким, безжалостным - ты закричала, хотя и звука не услышала. Болело тело, но эта боль шла изнутри; хотелось содрать кожу, как одежду и погрузиться в леденящую воду. Тогда ты одумалась, тогда захотела жить. Боль вдохновляла на борьбу. Мысли охладили огонь, теперь он нежно облизывал тело, доставляя странное мазохистское удовольствие. Сердце стучало - ты слышала его так явно, так громко, так близко.

Но это было не твое сердце.

Открыв глаза, имела честь лицезреть растерзанное тело человека.

А судя по тому, что вас было двое - ты и труп - убийцу определить было бы проще простого.

-Твою же мать...

Ты задрожала, разрываясь между желаниями начать оправдываться и извиняться. Кровавая картина впрочем, не отпускала внимания. Было что-то в ней, что не позволяло тебе отвести взгляд и уделить внимание свидетелю.

-Н-да, - грубый мужской голос рассмеялся непонятно почему, -деточка, тебе еще учиться и учиться.

Так ты встретила Джека.


­­


-Так значит, эти «Тремер» могут, теоретически, выследить своего «потомка» по крови? - Ты перебила рыжеволосую девушку, не особо вслушиваясь в ее эмоциональное описание одного из кланов.

Дамзел, явно не обрадовавшаяся своей роли няньки до этого, теперь еще больше нахмурилась, касаясь длинными пальцами своих висков. Ты обидно фыркнула на этот жест: голова у нее не могла болеть отнюдь.

-Ты можешь просто слушать и не перебивать? - Грубость ее тона уже давно не задевала тебя. Просто принять эту ее черту характера, как факт, было просто. Это ведь просто характер, а не чувства к тебе. На самом деле она была достаточно нейтральной к тебе, с преобладанием симпатии. Не брезговала безклановой бродяжкой и охотно делилась информацией, что в твоей ситуации была жизненно важной. - Я и так рассказываю тебе все. Просто заткнись и слушай.

Ты даже научилась не слышать ругани в ее предложениях! Это достижение!

Похоже, вампирша оседлала свой взрывной характер, и все-таки дала ответ на твой предыдущий вопрос:
-Не знаю что там эти ср*ные маги могут, но не удивлюсь, если выследят, если надо. - Она на момент замолчала, подозрительно взглянув облачными глазами на твою персону. - Ты что это задумала там, идиотка?

Ты загадочно улыбнулась, та часть, что называлась душой была поражена такой участливостью.

Твоя персона изначально хотела бы найти того монстра, которому обязана своим знакомством с миром тьмы. И не скрывала этого.

Анарх желания не оценила:

-Ах вот оно что? - Железное лезвие ее голоса разрезало громкую музыку бара, что доносилась с первого этажа; ты должна внимательно прислушиваться к словам старшего товарища - так тебе сказали инстинкты. - Они тебе такой счет выставят, что легче будет на солнце выйти, чем расплатиться. В этом мире всем правит выгода.

Ты замолчала, уловив в простых словах откровения истины. Хотя Дамзел и явно имела в виду отдельно взятую ненавистную Камарилью, слова ее следовало примерить ко всему.

Но какая же тогда выгода была в твоем становлении?

-Да и зачем тебе какой-то там «плащ»? Джек явно тебе больше Сир, чем тот... - Ты проигнорировала конечный вывод о семейное древе неизвестного вампира.

Задумалась.

Большинство сородичей, посещавших бар, так или иначе успевали бросить острую шпильку о «папаше» Джеке, на которую последний (если присутствовал), отвечал кривой улыбкой, от которой следовало занервничать и задуматься об уместности такого типа замечаний.

Ты слышала, как говорили о других каитиффах, которым помогал Джек. Несколько раз встречала слабокровных, которые без страха, по-дружески рассказывали о начале своей не-жизни, что очень был похож на твой. И какая выгода была старому пирату из этой благотворительности?

-А почему именно «плащ»? - Осведомилась ты у Дамзел. Она немного запнулась, но тут-таки возобновила свою речь.

-Так Камарилья не позволяет становления без разрешения Князя. Вот твой Сир и бросил тебя, чтобы со своей пустой головой не расстаться. Логично же?

«Да, логично»,- проворчала ей ты.

Содрогнулась.
Хорошо, что первым тогда тебя нашел именно пират, а не местный Шериф.



­­



В своем убежище ты бывала нечасто. Только пережидала смертельно прекрасный день, пряталась от солнца. Ты не успевала почувствовать одиночество, что дамокловым мечом висело над твоей персоной. Этого невозможно было избежать; рано или поздно - понимание неизбежно придет.

Но пока каждая ночь начиналась с громового смеха Джека, который нетерпеливо ожидал твоего пробуждения и забирал на какой-то вампирский «урок». Сначала это была охота, за ней пришло хоть какое-то использование дисциплин; рассказы о новом для тебя мире разбавлялись знакомствами с другими анархами.

-А сегодня, мелочь, я приведу тебя к одному сборищу птенцов, с которыми, если постараешься, сможешь поладить. - Такими оптимистичными обещаниями накормил твою персону пират в этот раз.

-Мне обязательно надо стараться?

Джек пожал плечами.

-Как хочешь. В компании-то выживать легче. Особенно, когда ты - отброс, со способностью влипать во всякое дерьмо. - Ты сделала вид, что раскаиваешься, отводя глаза и чуть ли не шаркая ножкой. - Не всегда же мне тебя из него вытаскивать.

Хотя ты и действительно чувствовала некоторую вину.
Первое убийство, что грозило серьезным таким нарушением маскарада - помог Джек. При рейде Шабаша - кто пришел на помощь?

Не каждый сир так носится со своим дитя, как этот представитель Бруха с тобой. Ты очень ценила это. Очень привязалась к легенде Анархов. Так почему бы просто уже не забыть о том, кто передал тебе это проклятие?

О, ты не хотела убить «отца», как думали некоторые, нет.
Ты не хотела получить от него помощь или признание - этого, право, хватало, к счастью ...

-Мне одной ночью сказали, что это ты становил меня. - Тихо, резко произнесла ты. Твоя персона мало что чувствовала, кроме непонятной, вроде как, пустоты - привычной спутницы не-мертвых.

Смеющийся Джек, оправдывая свою кличку, снова рассмеялся, показывая свое отношение к такому абсурдному утверждению.

-И зачем мне это?
-Во имя джихада, конечно.

Вампир сплюнул на землю и громко выругался.

-Херня это все. Зачем мне бросать свое дитя, потом возвращаться и нянчиться с ним? Старшие бросают так вас, чтобы не брать на себя ответственность, чтобы не привязываться. Там еще много причин, но ты и сама о них догадываешься. Так вот, дам тебе совет. - Холодная рука столетнего сородича опустилась тебе на голову, взлохматив волосы. - Слушай, да не верь. Информация полезна, когда она верна.

Он пошел вперед, садясь за руль машины.

-А теперь залезай давай. Вперед, на встречу приключениям.

И снова залился смехом.



­­



­­Посмотреть другие истории/рассказать о впечатлении можешь здесь - http://koneko22.beo­n.ru/0-22-4-u.zhtml

­­


Категории: Koheyri, Тесты, VtMB
суббота, 19 января 2019 г.
Про Емелю и щуку-волшебницу Сказка в стихах Виктор Шамонин Версенев 14:21:11
­­

За деревней, у речушки,
Проживал мужик в избушке,
Жизнь его была не мёд,
Воз забот он в гору прёт,
Да печали гонит прочь,
Он в работе день и ночь,
Жить ему в нужде нельзя,
В тех сыночках радость вся,
У него их трое, в ряд,
Кушать мальчики хотят!
Год за годом так и шли,
Сыновья все подросли.
Вот женился старший сын,
Жизнь у сына без кручин,
Средний сын жену привёл
И работать стал, как вол!
Жёны тоже при делах,
Та работа им не в страх,
А потом они уж в поле,
Нет семье на отдых доли
И, казалось, наконец,
Радуй сердце ты, отец,
Поживай без тех забот,
Наедай большой живот!
Да расстроен был старик,
Прячет он печальный лик,
Младший сын его, Емеля,
Был ленивым в каждом деле,
И любая та работа,
Не совсем его забота,
И жениться ему лень,
В деле он одном кремень,
Сытно, вкусненько поесть,
Да на печь опять залезть,
Сутки спать на печке той,
Чтоб до храпа, на убой!
Так минуло восемь лет,
Как-то осень встала в цвет,
Всех в работу запрягла,
Всем сейчас им не до сна,
Лишь один Емеля спит,
Сны он чудные глядит.
Добрый вышел урожай,
Закрома под самый край,
От излишков вновь навар,
Их сменяют на товар,
А потом уж нет забот,
Отдых зимний к ним придёт.
День базарный наступил,
На базар народ убыл,
Погрузился и отец
С сыновьями, наконец.
Дал Емеле он наказ,
Самый строгий в этот раз,
Чтоб невесткам помогал,
Их ничем не обижал,
А за помощь, посему,
Обещал кафтан ему,
И Емеля был согрет,
Долго он глядел им вслед,
А в деревню брёл мороз,
Стужу жуткую он нёс.
Вмиг Емеля влез на печь,
Сбросил он заботы с плеч,
Той минуты не прошло,
Храпом домик сотрясло.
Да невестушки в делах,
При своих они правах.
Дел по дому пруд пруди,
Да ещё дела в пути.
Наконец, свистульки-трели,
Тем невесткам надоели,
К печке двинулись они,
Слов сдержать уж не смогли:
- Эй, Емеля, ну-к, вставай,
Всяких дел по дому, в край,
Хоть воды нам принеси,
Гром тебя здесь разнеси!
Он сквозь дрёму отвечал,
Им с печи слова швырял:
- Неохота за водой,
На дворе мороз такой,
У самих же руки есть,
Легче вёдра в паре несть,
А тем, боле, задарма,
Не свихнулся я с ума!
Прорвало невесток тут,
В бой они опять идут:
- Что сказал тебе отец,
Помогать нам, наконец?!
Если ты пойдёшь в отказ,
Пожалеешь, знай, не раз,
Горьким выйдет тот кисель,
Про кафтан забудь, Емель!
Тут Емеля заюлил,
Он подарки так любил,
С печки тут же стал вставать,
Словом их давай хлестать:
- Что кричите на меня,
Вишь, уже слезаю я!
Разорались, дом трясёт,
Мертвяка ваш крик проймёт!
Он топор и вёдра взял,
До реки трусцой домчал,
Стал он прорубь ту рубить,
Рот зевотою сушить,
Нет в работе куража,
На печи его душа!
Долго прорубь он рубил,
Чуть не выбился из сил,
Вёдра полны, наконец,
Думку думает, делец:
«Ох, водичка, тяжела,
Руки рвёт мои она!
Только б мне её донесть,
Да на печь скорей залезть»!
Вдруг в ведро Емеля, глядь,
Он чудес не мог понять,
Щука плещется в ведре,
Тесно ей в такой воде!
Вмиг Емеля рот раскрыл,
Удивлён Емеля был:
- Поедим ушицы всласть,
Не дадим добру пропасть,
И котлеток сотворим,
Вечер славно посидим!
Только молвит щука та:
- Из меня горька уха,
И котлетки, знай, горьки,
Боком вылезут они,
Лучше слушай и вникай,
Да на ум себе мотай!
Возвратишь меня домой,
Стану я тебе рабой,
Все капризы, друг, твои,
Я исполню, говори!
А слова мои проверь,
Повторишь их вслух, Емель,
«По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу»,
А капризам тем, дружок,
И конца неведом срок!
Поражён Емеля был,
Рот он в радости раскрыл,
Щуке верил и внимал,
Глаз со щуки не спускал.
Он и двинул тут же речь,
Слов Емеле не беречь:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Сами вёдра пусть идут,
Сами к дому путь найдут!
Вдруг издал Емеля крик,
Он ловил счастливый миг,
Вёдра двинулись вперёд,
Без его совсем забот,
Шли тихонько, без труда,
В них не плещется вода!
Щуку в прорубь он пустил,
Вслед за ними припустил.
Вёдра сами ходом в дом
И на место стали в нём,
И Емеля место знал,
Тут же печку оседлал,
Храп он в домике несёт,
Никаких ему забот!
Да невестушки не спят,
Вновь Емелю тормошат:
- Ей, Емеля, ну-к, вставай,
Наруби нам дров давай!
Шлёт Емеля им ответ,
Суеты в нём просто нет:
- Я, извольте знать, ленюсь,
Делать это не возьмусь!
Вон, под лавкой, есть топор,
Да и выход есть на двор!
Те невестки сразу в крик,
Не впервой им мять язык:
- Обнаглел ты уж, Емель,
Зададут тебе, поверь!
Обижать не стоит нас,
Про кафтан за нами глас!
И Емеля шустро встал,
Он подарки обожал:
- Всё, невестушки, бегу,
Отказать вам не смогу,
Нарубить мне дров пустяк,
Вам я, милые, не враг!
Только женщины за дверь,
У Емели шаг не мерь.
Он на печь обратно, шасть,
Речь он тихо начал прясть:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Эй, топор, скорей вставай,
Поработай, друг, давай,
А потом домой спеши,
Вновь под лавкой той лежи,
А дрова пусть в дом идут,
В печку сами упадут!
Ну, а я вздремну чуток,
Этак, суток так с пяток!
И топорик скок во двор,
Стал рубить дрова топор.
Нарубил он много дров
И под лавку, был таков,
Те дровишки в печку, прыг,
Разгорелись в один миг.
Шло за ночью утро вслед,
В окна брызнул слабый свет,
А морозец вновь на круг,
Стал морозить всё вокруг,
Огонёк дрова съедал,
Без дровишек он страдал.
Вновь невестки кажут лик,
Прут к Емеле, напрямик:
- Ты, Емеля, в лес езжай,
Дров на вывоз запасай,
И в отказ идти не смей,
Нас, Емеля, пожалей,
Коль обидишь нас Емель,
Пропадёт кафтан, поверь!
Он с печи тихонько слез
И на дворик, под навес,
В сани лошадь он не впряг,
Развалился в них, чудак!
Посмеялся тут народ,
Смех по улицам идёт,
А Емеля, в тех санях,
Людям речь явил в размах:
- Эй, людская простота,
Отворяй мне ворота!
Вам, народец, доложу,
По дрова я в лес спешу!
Чудеса народ творил,
Ворота пред ним открыл:
- Ты, Емель, не тормози,
Много дров домой вези!
Запрягайся и в галоп,
Остуди, Емеля, лоб!
Смех волною покатил,
Рот неспешно он раскрыл:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Эй, езжайте сани в лес,
Там, в лесу, наш интерес!
С места сани сорвались,
По дороге в лес неслись.
Диву дивится народ,
Он чудес сих, не поймёт!
Прикатил Емеля в бор,
Проявил в словах напор:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Ну-к, топорик, навались,
До семи потов трудись,
И с дровишками, домой,
Я ж посплю часок-другой!
И Емеля вмиг уснул,
В ус себе он и не дул,
А топор был молодец,
Погулял в бору, делец,
Был в работе голова,
Бор пустил он на дрова,
В сани скоренько убыл,
В них топор чуток остыл.
Сани двинулись домой,
Те дрова в санях – горой.
Спит Емеля на дровах,
Спит с румянцем на щеках!
Оказался слух так скор,
Царь узнал про этот бор.
Возмутился он: - Наглец,
Это за свинство, наконец?!
Порубить мой бор в куски,
Вправлю я ему мозги!
Бьёт тревогу царь в набат,
Шлёт за ним своих солдат,
И солдаты, прямиком,
Ворвались к Емеле в дом,
Стали мять ему бока,
Разбудили в нём зверька.
Слёз Емеля не скрывал,
Он слова в кулак шептал:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Бей их, палка, не ленись
Перед ними не срамись!
С места палка сорвалась,
До солдат тех добралась.
Им, служивым, и не снилось,
Так попасть в её немилость,
И позора им не смыть,
Убегали, во всю прыть,
Синяков сокрыть не смели,
Был доклад их о Емеле.
В гневе страшном государь:
- Он воистину дикарь!
Так избить моих солдат,
Не пойдёт такой расклад!
Во дворец его, к утру,
Битым быть теперь ему!
Да Емеля крепко спит,
В доме храп волной висит.
Вот за ночью, наконец,
От царя к нему гонец.
Офицер тот - мокрый ус,
Испытал он власти вкус:
- Одевайся, жук, скорей
И до царских марш дверей!
Чужд Емеле сильный крик,
Перед ним он кажет лик:
- Царь ваш может подождать,
На указ мне наплевать!
Как на двор придёт капель,
Соизволю к вам я, в дверь!
Возмутился, сей гонец:
- Ты, Емеля, не жилец!
Офицер поднял кулак,
Дал Емеле он тумак,
Пал Емеля вмиг с печи,
Позабыл, где калачи.
Вдруг Емеля стал бледнеть:
- Дам тебе ответ, заметь!
Ты же, братец, офицер
И такой даёшь пример?!
Офицер усы утёр,
Он вступать не хочет в спор:
- Ты ещё и возражать,
Служку царского пугать?!
Я кому сказал, вперёд,
И раскрой попробуй рот!
Тут Емелю бес толкнул,
Он в словах уж не тонул:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Покажи нам гнев, ухват,
Ты на дело точно хват!
В гневе стал ухват летать,
Служку царского гонять.
Резво он к царю бежал,
Сказ царю в слезах сказал.
Царь готов был вынуть меч,
В гневе он и начал речь:
- Кто доставит, наконец,
Мне Емелю во дворец?!
Дам медальку, посему,
Да деньжат ещё тому!
Вмиг нашёлся хитрый чин,
Говорил с царём один,
До невесток поспешил,
Обо всем их расспросил,
Про кафтан от них узнал
И Емеле клятву дал,
Мол, поедешь ты со мной,
Ждёт тебя кафтан любой,
Да ещё подарков много,
Даст ему он на дорогу!
Тут Емеля и раскис,
На плечах его повис:
- Поезжай-ка ты, гонец,
Без огляда, во дворец!
За себя я поручусь,
За тобою вслед примчусь,
Свой кафтан заполучу
И такой, какой хочу!
Хитрый чин убыл без бед,
Изложил царю секрет,
А Емеля в думку впал,
Он на печке рассуждал:
- Как же я оставлю печь,
У царя там негде лечь?!
Долго он ещё сидел,
Весь от думок тех потел,
Осенило разом, вдруг,
Мысль его пошла на круг:
- На печи поеду, так,
А иначе мне никак,
На ногах своих ходить,
Можно им и навредить!
Слов Емеля не искал,
Он слова в уме держал:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Поезжай ты, печь, к царю,
А я сон свой досмотрю!
Печка с места подалась,
Вмиг к дороге добралась,
По дороге резво мчит,
Из трубы дымок струит.
Вот примчалось, наконец,
Печка - диво во дворец.
Царь картину эту зрел,
На глазах у всех белел,
Взгляд к Емеле обратил,
Строго с ним заговорил:
- Ты зачем же царский бор,
Запустил под свой топор?!
За поступок, сей дурной,
Ты наказан будешь мной!
Да Емеля не дрожал,
Он с печи ответ держал:
- Всё «зачем», да «почему»,
Я тебя, царь, не пойму!
Ты кафтан мне подавай,
У меня ведь время в край!
Царь открыл мгновенно рот,
На Емелю он орёт:
- Ты, холоп, царю дерзишь,
Раздавлю тебя я, мышь!
Ты опух от сна уж весь,
Полежать надумал здесь?!
Да Емеле не вопрос,
Речь царя из слов-угроз!
Он на дочь царя глядит,
Счастья в нём поток бурлит:
«Ох, красавица, не встать,
Дело нужно мне верстать,
И к царю в зятья попасть,
Захотелось, прямо страсть»!
Развязал он язычок,
Шлёт Емеля слов поток:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Пусть же доченька царя,
Тут же влюбиться в меня!
И давай-ка, печь, домой,
Во дворце хоть волком вой!
Больно царь до слов охоч,
Вон, на двор ступает ночь!
Из дворца он покатил,
Царь словечки проглотил,
Стал он в гневе зеленеть,
Местью праведной кипеть.
А Емелю печь несёт,
Снега шлейф за ней идёт,
Прикатила печка в дом
И на место стала в нём.
Вот идёт в народ молва,
Разлилась вокруг слова,
Про любовь царёвой дочки,
Про её бессонны ночки.
Царь ругает денно дочь:
- Я устал слова толочь!
За Емелю не отдам,
Это просто, знаешь, срам!
Дочь не слушает отца,
Ей сейчас не до словца.
Осерчал в момент отец:
- Это дерзость, наконец!
Свадьбе этой не бывать,
Вам наследства не видать!
Слуг он вечером собрал,
Им приказ жестокий дал:
- Нужно им задать урок,
Изготовьте бочку в срок,
В изготовленную бочку,
Посадить такую дочку,
И Емелю вместе с ней,
Им так будет веселей!
К морю бочку ту свезти,
Приговор там привести,
Бочку сразу в море бросить,
Пусть её волнами носит!
Слугам выпал в первый раз,
Исполнять такой приказ,
Но ослушаться нельзя,
Бочек много у царя,
Посему и жалость прочь,
И приказ свершился в ночь.
Бочка скоро на просторе,
Бьёт её волною море,
В бочке той Емеля спит,
Сны свои опять глядит.
Скоро страх его поднял,
Он спины не разгибал,
В темноте и страхе том,
Бил он словом, напролом:
- Кто здесь рядом, отвечай,
Или двину, невзначай?!
Он дыханье затаил,
Голос рядом очень мил:
- Здесь, Емеля, дочь царя,
Не ругай меня ты зря.
Заточил отец нас в бочку
И на том поставил точку.
В море мы сейчас с тобой,
В споре с пагубной волной,
А погибнуть нам, иль нет,
Лишь у Господа ответ!
Вмиг Емеля понял суть,
Он готов исправить путь:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Налетай же, ветерок,
Чтоб в беде ты нам помог,
Занеси нас в дивный край,
Нас из бочки вызволяй!
Ветер тут же налетел,
Бочку с ходу завертел,
Он её с воды схватил,
Вверх с собою потащил,
Как до берега донёс,
В щепу бочку он разнёс,
И умчался стороной,
Тишь оставил за собой.
Дивный остров встретил их,
При красотах всех своих,
Золотой дворец на нём,
Птиц полным-полно кругом,
А в сторонке та река,
В ивах чудных берега,
Воды реченьки чисты,
Есть берёзки у воды,
А в округе - светлый лес,
Да луга цветных небес,
А Емеля, сам не свой,
Пред царевной молодой.
Он в любви своей горел,
Ей признаться в том посмел,
Да и ей любви не скрыть,
Сердцу надобно любить.
Свадьба длилась три недели,
За столом все дружно пели.
Ел народ и много пил,
Шутки добрые творил,
И невестки те плясали,
И отца не забывали,
Братья тоже веселились,
Все на свадьбе породнились.
Царь покаялся в грехах,
Он ходил два дня в слезах,
Трон Емеле царь отдал,
И ничуть не горевал.
А Емеля, уж царём,
К щучке той явился днём,
Перед ней спины не гнул,
Волшебство он ей вернул.
Десять лет с тех пор прошло,
Ох, водички утекло!
Царь Емеля, видит Бог,
Под собой не чует ног.
Правит сутки, напролёт,
Хорошо народ живёт,
У Емели пять детей,
Пять прекрасных сыновей.
Только, правда, пятый сын,
Уж совсем ленивый, блин!
Есть ещё один секрет,
Пусть его узнает свет!
Царь воздвиг за троном печь,
Да ему на час не лечь,
Коль теперь ты, братец, царь,
То бока свои, не жарь!
А на печь нашёлся спрос,
Держит сын по ветру нос.
Он на печке сутки спит,
Царь на сына не кричит.

Конец

Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Художник: Мирослава Костина
Читает: Александр Водяной
https://yadi.sk/d/M­z2KtENhrxkkj

Категории: Сказка в стихах
пятница, 18 января 2019 г.
fake it till you make it Avaritta 21:46:24
давно не писала
не разучилась ли?

fake it till you make it
живу по этой фразе сколько себя помню
копирую чужие манеры, чужую эксцентричность, стиль письма и даже сохраненки с котиками

мне часто делают комплименты
особенно в интернете
особенно в последнее время

- "Мне так нравится слушать твои голосовые, у тебя очень приятный голос"
- "Оль, ты очень харизматичный человек, мур"
- "После каждой нашей встречи я узнаю много нового и интересного"
- "Ты еще в школе показала мне, как можно самой изучать то, что тебе интересно, без опоры на экзамены и вуз"
- "Ты так прикольно дышишь" ??????????????????

наверное, когда-то я неосознанно к этому стремилась
может быть даже продолжаю стремиться
но каждый раз когда обо мне говорят что-то хорошее (ладно, кроме фразы про дыхание, эта девочка вообще странная), я чувствую, что снова кто-то попался в этот капкан, на который я потратила столько лет
мне верят
снова и снова

а тем временем голос - результат многих лет тренировок в оперном классе, харизма от громкого голоса и богатой скопированной мимики, а знания в разных областях из-за того, что я по жизни как говно в проруби

наступившим в этот капкан уже не расскажешь о том, как я уже год снова и снова не могу найти в себе силы чтобы пойти зарабатывать деньги, как бросила универ, прикрывшись книжкой по программированию, как продолжаю висеть на шее у сестры
как запираюсь в комнате чтобы не слышать упреков в том, решение чего мне пока не по силам

осталось несколько человек, знающих реальную ситуацию
ту, за которую мне стыдно и с которой я ничего не собираюсь делать
Scissor Sisters - It Can't Come Quickly Enough трайк 15:30:49
как отучиться сразу раскрашиваааать боооже
это же наброски! просто тупа два наброска!
Подробнее…не могу смотреть на черно белое
мне нужно видеть в готовом виде
и так во всем
я начинаю вон шить
и тут же мне надо уже чтоб все было сшито
тут же сшиваю мелкие детали и то не все
смотрю
и откладываю работу навсегда пх
­­
но рисить эт конечно хорошо
вчера весь вечер ушел на попытки нарисовать по туторам тела
кароче было очень больно и ничего не получилось даже близко))

работающие друзья ныли как им плохо на работах
а потом начали ругаться на нас "почему это вы не работаете"
страдайте сами, нефиг нас тянуть в эту дыру

и возвращаясь к наброскам
планирую изрисоваться до беспамятства
все задумки воплотить
параллельно с этим пытаясь учить онотомэ и прочее
чтобы потом в конце перерисовать все эти нарисованные картинки
круто же!
а там глядишь ДАЙ БОЖЕ удастся таки сделать этот чертов комекс
он будет даже без гейства помогите высшие силы
четверг, 17 января 2019 г.
я просто оставлю это здесь Leo Poignant 10:22:32
Она никогда не считала себя романтиком. Для неё это было слишком “не в стиле”. И ей всегда страшно понять, что кто-то увидел в ней эту черту. Потому что это слабость. Красивая слабость. Такая же красивая, как снег, который падает на ресницы миловидных девушек. Как шелкопряд, который только-только вылетел из кокона. Как молодой человек, который на смотрит на свою любимую. Как ребёнок, которому спустя много слез и криков купили щенка.
А я люблю засыпать с кем-то в обнимку, или прижиматься к горячему телу и понимать, что вот сейчас, в эту секунду, - я в безопасности. Люблю проснуться с утра с пониманием, что никуда не нужно, вяло пройти на балкон, покурить, съёживаясь от холода, и вернуться обратно в теплую кровать. Люблю громко и искренне смеяться над глупой шуткой. Люблю купить летним вечером мороженное и пойти вместе со своим Солнцем на последний этаж заброшки.
Ужасный весенний холод пробрал до дрожи. И он понял это. Обнял со спины, накинув на нас какой-то плед. Мы курили одну за одну, молча стояли, пока солнце не дало о себе знать и не начало слепить глаза. Мы знали, что это последняя наша встреча. Мы слишком похожи. Мы слишком ненавидим друг друга. Мы - слишком мы.
Она - романтик. И ей повезло, что иногда она может садиться за руль. Она выезжает рано утром на трассу. И едет пока не придет время возвращаться обратно. И с каждым разом она уезжает всё дальше. Это ведь так красиво - наблюдать, как солнце поднимается из-за горизонта. Или как над тобой, где-то там, средь облаков и пыли, пролетает самолёт. Покупать в какой-то забегаловке кофе - ужасно горький - и ехать дальше. Однажды она просто уедет и оставит всё здесь. Воспоминания, мысли и людей, с которыми она повзрослеет. И будет неплохо, если она возьмет с собой человека, которому скажет когда-нибудь три заветных слова.
And I'm a shadow of a ghost
It's feeling as if somebody has taken host.

среда, 16 января 2019 г.
моя любимая страшилка Zimmy 17:44:34
Одна девочка гуляли по улице. Как вдруг она увидела на земле фотоальбом. Она взяла его, раскрыла и увидела мужчину в черном. Он был полностью черным. Стоял он на заднем плане фотографии.

Девочка начала пролистывать страницы. Когда девочка пролистывала страницы, мужчина по мере перелистывания фотографий приближался.

И вот наконец осталась одна страница, подумала девочка, а человека было видно уже очень хорошо, даже черты лица были видны все кроме глаз. Последняя страница, и девочка сразу умерла.

Узнали о смерти девочки только через три дня. Родители горевали, и ее лучшая подруга. Однажды подруге девочки стало интересно посмотреть фотоальбом, который девочка держала во время смерти в руках. Она нашла фотоальбом на том же месте, где умерла и девочка.

– Ммм... Странно? – подумала девочка.

Девочка просто задалась вопросом, почему родители ее подруги не унесли этот фотоальбом или не похоронили вместе с девочкой его? Девочка открыла фотоальбом и увидела на фото силуэт девочки. Она начала его пролистывать и вот дошла до предпоследней фотографии и остановилась. Она поняла, в чем тут был подвох.

Он заключался в том, что нельзя смотреть на последнюю фотографию фотоальбома, а то умрешь. Девочка осознала это и прекратила его листать, но вдруг подул сильный ветер, и страница перевернулась. Девочка посмотрела на нее и тоже умерла. Фотоальбом пропал, больше его никто не видел. Где он сейчас, никому не известно. Может быть, он находиться рядом с вами.

Будьте осторожны!
- хоседэм 17:37:31
упорно не осиливаю растяжку по три дня подряд через день отдыха, даже по два не всегда, ноги сводить судорогой начинает
печаль, может привыкну к концу месяца
/// ловец цимекских гаруд 13:51:31

буйный бродяга­, бедстви­й дитя

почему мне всегда попадаются какие-то неадекватные иконщики я не понимаю............­........
почему так мало среди них нормальных вообще.......
иногда кажется что это какая-то секта

чисто доставило "а это настоящий Айвазовский?"
Да блять настоящий не видишь штоли, гандон, то что этого айвазовского ещё не спиздили из мастерской и что его делают не шестой курс или магистратура, это вот ни о чем не говорит?
Или то что его сука повредили за лето? На него как будто мрамор ебучий кидали, пока он холстом вверх лежал, пиздец
вот кому он в этом хранилище понадобился летом ну вот кому я не понимаю
вторник, 15 января 2019 г.
. Хорьхэ 21:23:48
 Какой ад я пережил вчера...
Я не давно порекомендовал одной девке антидепр и... Как бы меня наказали за это!
Вот, мол жуй, доброхот.
Она ж должна умучиться, как ты в ее годы, а ты подшухерил.
Мразь, получай. Вот такая мысль чет посетила. Ну, про мои мучения писать сложно. Это мне нужно нажраться накуриться.
Но я напишу. Очень сложно.
Наконец-то я один.
Начну. Неважно, куда я должен был. Неважно.
Я, не спав накануне, как дурак, от нервов или. В общем, я ожидал ад, я получил. Но... Нетак, как я думал. Я ныл везде анонимно, как мне страшно, и... Заметил интересную херь. Это возбудило меня. Сама возможность сказать,
мне страшно, понимаешь, послужила хорошим таким спусковым механизмом. И, я решил не уходить, не кончив. Чтоб просто скинуть напряжение, и. Сделать это на обретеном триггере. Нувыпоняли)
Что там, это было бесподобно. Сама идея сейчас при оглядке в ее конкретном выражении,, вызывает у меня недоумение. Но при глубоком вхождении в транс все становится обьяснимо. Я пришёл в крайне романическое состояние после. Я хотел бы жить в этом состоянии... Но, как само собой, ныне я его утратил и утратил довольно быстро, лишь начав ненавистные сборы. Весь этот деловой настрой напроч вышибает романтику.
Я на нервах выбег из дому. Вся вот эта дерготня. Я в аду ее видел, да.
Ну да ладно. Я сел в транспорт, набитый утренними работягами. Было темно и бесперспективно, тягостно и безрадостнов то ледяное гадкое зимнее утро...
Я определённо родился здесь, в этой стране, чтоб быть поближе к аду, чтоб мучиться всю жизнь от холода и голольда.
Я дурак, чего там.
Я почувствовал, как начинаю погибать от холода, но это было терпимо.
А нестерпимо было дальше. Дальше мой неугомонный мочеточник решил, что пора. Он послал пару болевых сигналов в почки, дальше просто терзал уретру прибыаающей водой.
Я понял, что все хуже, чем казалось.
Мне нужно было очень далеко, дальше, чем обычно. Я мог бы вылезти пораньше, после сесть опять, но время! Я терял его. И я решил подыхать. Не знаю, как мне пришло, скорее от невыспанности, положить голову на стекло. И я, вот так, держа ее чуть набок, терпел и внутренне плакал.пиша,я пишу к невидимому гипотетическому понимающему читателю, хотя, по моему опыту, таких очень мало. Но иллюзия понимания ниипаться как согревает душу.
Итак. Я сидел и медленно погружался в великое ничто. Все стало каким то водянисто расплывчатым, смутным. Я решил не впадать в отчаяние, хотя был близок к нему. Я отвлекался видом за стеклом и смутно вспоминал и впадал в забытье. Я вдруг представил, что у меня очень очень большие глаза и это очень поэтичный вид придавало склонившись набок и с большими глазами. Я был еще скромен, а меня кто то безоговорочно принимает или примет. Да, вот так я страдаю беспонтово, а меня любят и принимают. Ибо, по неясной мне причине, моя уретра зачем то поддерживает связь с населением. Да, с тем что я так презираю, с людьми, с народом.
Далее, с горя, чтоб легче выдержать-а я неосознанно делал все для этого, я стал перечислять в уме буквы, ожидая ту, что позволит сделать это легче. Я нашел. Она синяя. И меня очень поддерживал синий цвет и оттенки его. И я видел, как меня в полумраке встречали огоньки каких то парадных и бредил, как я жил там с человеком, который тоже всю жизнь считал себя неудачником. Это его слезы подьялись на стекле и вокруг все стало слезно слюдяным.
И мы жили где то у воды, у моря даже, бедно и бесприютно и неудачники, да.
Столько этих слез... Непонятных.
И меня просто уносило от всего. Дальше. От всего мира. Я видел вывески, людей и я просто знал-у но сит. Я будто скончался и меня уносит куда то за пределы. Некоторые знают это, а кто то нет, но они смотрят на меня на остановках. Я не принадлежу, это не относится ко мне, каждый обьект напоминает мне о том, какой я лох и неудачник, ничего не добившийся лузер. Но... Уже все.
Уже уносит. И взгляд на остановках... Прям в душу, в середину груди. Ух. Они немного цепляли меня за живое, бередя старые социораны. Раньше я бы сел прямо, приосанился, принял позу, напялил маску.
Но... Я решил оставаться подобно неодушевленному обьекту в том же положении. Смотрят и смотрят. Меня уже тип нет. Я выдержал. Но вот сейчас, вспоминая, я чувствую, какого это, как это трудно, грубо и нелегко. У меня, пожалуй, не будет слов, чтоб передать этот социодискомфорт словами...
И по сю пору я думаю, насколько я гол пред взглядами, как это трудно их выдержать.
Мне нужно работать в этом направлении:выдержи­вать взгляды.
Ну так вот. Продолжу.
Я умирал. Именно так. Мои страдания были схожи с этим. Я мысленно иногда просил водителя, чтоб он не останавливался.
И я подумал, как вообще страшно-умирать. Ты просто ощушаешь мучения, ничего кроме.
Ты не знаешь, что ждет, и я еще, напомню, находился в неком поэтическом уныниии, поэтической грусти, которая позволяла мне выдержать, протянуть. Впрочем, осознание своего конца, поставило меня перед фактом, что грусть и упадочный настрой уже не помогают. Я умираю... Нет. Это не то. Да, может, я и умираю, но я буду жить. Я выживу. Я обязательно... Жить... Я живу. И вот это уже дало силы. Пусть обьективно я подыхаю, но я настроен на жизнь и душа как то вдруг обрела силу именно с настроем на жизнь!
Ну, вот мы у места выхода... Я был в трансе... Выскочив, я в полуосознанном состоянии побежал туда, где б смог отлить... И... Я сделал это! Я долго журчал, пошатываясь... Я готов был потерять сознание в процессе... Чесались десны.
Отлив до последней капли, я вышел.
Думаете, все? Ан, нет. Я еще не рассказывал про путь домой.
Сидя в искомом здании, я подумал, как человек реагирует на все. Скажем, на звук открывающейся двери. И прочие вещественные ощущения. На звук своего имени. Дух вздрагивает от звуковых колебаний. Это ли не зависимость. Я был протяжным в момент мучений. Это нужно было :протяжность, неторопливость. Вспоминая детство, я подумал, что я жил там какое то время с ощущением того, что я никогда не вырасту.
Что я так и буду ребенком. Никогда не взрослым. Оно нагоняло легкую тоску и безысходность.
Я находился там где то около шести ч. И не курил. Поэтому, выйдя, я первым делом закурил на обочине. И... Начал падать. Кое как вернул равновесие и пошатываясь, слабыми шагами, пополз на остановку.
Идя до нее, я думал, что трудом, именно трудом, я никогда не искуплю своей кармы. Потому что сколько бы я не трудился, сколько б не изнемогал, это как правило, убивало мою душу и не даровало решительно ничего. Абсолютно. Кроме горького опыта и измождения.
На остановке я увидел забегаловку, но решил не заходить, хотя есть хотелось.
Приблизился автобус, не мой, и, какая то старушка еле подползала к двери по сугробам, рискуя соскользнуть под колеса.
Водитель ее не особо замечал, она бухтела себе, мол, нашел где встать, никак не поднимусь, я крикнул на импульсе